Народная мудрость гласит: «Если бы дурак знал, что он дурак, он бы не был дураком». Сказанное можно отнести и к алкоголизму. Алкоголизм — это особенное заболевание,  особенность его в том, что как только оно сформируется — об этом узнают все. Скрыть алкогольную болезнь от окружающих невозможно. Она «всплывет» и проявит себя во всех сферах жизни. Об этом будут знать бабушки у подъезда, соседи по дому, по улице. Об этом будет знать начальство и товарищи по работе. Об этом будут знать все родственники и продавец в магазине, где он отоваривается. Будут знать подружки дочери, друзья сына, учительница в школе у ребенка. И единственным человеком, кто об этом не узнает, будет… он сам.
 Даже его собутыльники будут знать о том, что он алкоголик. Конечно, в глаза никто ничего не скажет, виду не подаст, но за спиной будут шушукаться, показывать на него пальцем и обсуждать его очередные пьяные выходки. Сам же он будет говорить: «Никакого алкоголизма у меня нет, я же не валяюсь под забором. Сколько ни выпью, всегда на ногах и домой». Но проспавшийся под забором объяснит происшедшее тем, что водка с ацетоном некачественная попалась: «Я же вещи из дома не продаю, значит, не алкоголик». А продав, найдет оправдание: «Да зарплату на заводе задерживают, а стресс надо снять. Вот хрусталь продал, а водки купил. Но я же как выпью, так спокойный, за нож не хватаюсь». А буянивший с ножом возразит: «Вы просто мою жену не знаете. Это такая… что с ней так и надо обращаться. А алкоголики, это которые работу прогуливают. Я же в восемь утра как штык». Но злостный прогульщик объяснит: «Раньше водка была хорошая, и я с утра не болел. А сейчас водка — не поймешь что, вот и страдаю…», и приведет тысячу доводов за то, что у него нет алкоголизма. «Я в вытрезвителе ни разу не был!» Но побывавший в вытрезвителе тоже возразит: «Я и пьяным не был, а только с запахом. Друга провожал, вот он действительно был сильно пьян. Я же его не брошу. А милиция и не стала разбираться. И друга и меня забрали. Но я употребляю только благородные напитки — коньяк, хорошее вино. Я же не стану пить самогон или аптечные настойки, как алкоголики». А пьющий самогон возразит: «Это из экономии, чтобы семье больше досталось. Но я же не сяду за руль в нетрезвом виде, лучше мне руки отрубите!» Так, до бесконечности, можно объяснять самому себе, что у меня нет алкоголизма. Это для себя. Окружающим и так все ясно на его счет.
Психологически это понятно. Он пытается сам себя успокоить, помирить себя с самим собой. Больной, формально признает: «Да, у меня алкоголизм. Но мой алкоголизм лечить не надо, потому что я в лечение не верю; потому что когда захочу, я и сам брошу; потому что у меня «само рассосется» и я смогу выпивать изредка и помаленьку, с контролем». Он пытается обмануть сам себя, хотя все окружающие прекрасно понимают, что если не лечить, то и «не рассосется», что будет прогрессировать, утяжеляться.
Это может проявлять себя еще как-то иначе. Например, формально он признает: «Да, я нуждаюсь в медицинской помощи и обязательно буду лечиться, но только не сейчас, а после свадьбы племянницы. А после свадьбы скажет, что после дня рождения, а после дня рождения отложит лечение до отпуска, потом до Нового года, до 8 Марта и т.д. Он будет откладывать лечение годами. А болезнь будет все это время прогрессировать. Надо сказать, что этот симптом, неузнавание у себя болезни, встречается не только при алкоголизме, а при многих других смертельно опасных, страшных заболеваниях: при раке, при СПИДе, при наркомании и т.д. Там, где есть приближение смерти, этот симптом встречается очень часто. Например такой случай, когда у одного врача-рентгенолога обнаружили рак легкого в неоперабельной стадии, он, рассматривая свои снимки на свет, доказывал окружающим, что это не рак, а только воспаление легких. Говорил убежденно и аргументированно, хотя всем коллегам была очевидна несостоятельность его доводов. Даже глаза специалиста отказывались видеть то, что видели все. Даже профессионал отказывался признать… приближение смерти.
А сейчас поговорим о том, почему этого признака нет на второй и третьей стадии болезни.
К этому времени человек потерял почти все, что можно, — работу, семью. Доказывать то, что он не алкоголик, он может только своему окружению, в нем остались только такие же «опойки», как и он сам. В таком обществе процедура самооправдания теряет всякий смысл. Кроме того, он уже столько раз побывал на волосок от гибели и похоронил столько собутыльников, что и сам свыкся с мыслью о скорой смерти. Для того чтобы справиться с болезнью самостоятельно, у него уже не осталось сил, а родные и близкие от него отвернулись. Тут он охотно соглашается с тем, что его называют алкоголиком, да и сам себя называет алкашом. Это признак того, что человек окончательно деградировал, потерял даже остатки стыда и совести и согласен на любые унижения из-за рюмки водки.

bez-alkogol.ru   E-mail -  mist498@yandex.ru

2010